Печать

Администрацией и Главой Усть-Большерецкого района Константином Юрьевичем Деникеевым был разработан ряд инвестиционных проектов. Их реализация может позволить ключевой отрасли экономики района – рыбной промышленности – выйти на новый уровень, а также дать мощных толчок развитию собственной независимой энергетики. Эти проекты касаются строительства многофункционального морского порта на побережье Охотского моря и предприятия по переработке мусора и торфа. Существуют проекты давно, и оба предполагают привлечение инвестиций. И вот, в конце прошлого года на Администрацию и Главу «вышли» потенциальные партнеры – инвесторы из Китая. Прошел ряд встреч. Ведутся разговоры о возможном сотрудничестве. Вместе с тем от населения поступают обращения с просьбами рассказать подробнее о том, что намечается, и как это отразится на природном потенциале района и края в целом. В своем интервью Глава района Константин Юрьевич Деникеев ответит на наиболее часто задаваемые вопросы неравнодушных жителей. 

Интервью 4

 

– Константин Юрьевич, на сегодняшний день основой промышленного потенциала Усть-Большерецкого района является добыча водных биоресурсов и их переработка. Район даже называют «самым рыбным» районом края.

Верно, и это неспроста. На побережье Охотского моря сегодня располагаются более 40-ка высокотехнологичных рыбопромысловых предприятий. У нас – в Усть-Большерецком районе – производится продукция, которая любима не только нами, камчатцами, но и широко известна за пределами полуострова. Однако работа промысловиков носит здесь сезонный характер. Возможности работать круглый год и принимать рыбу зимой препятствует отсутствие, как бы странно это ни звучало, порта, морского порта на западном побережье Камчатки. Я всегда в этом случае привожу в пример Японию, в которой насчитывается порядка 1,5 тысяч портов, в то время как на Камчатке их только 2 – в краевой столице и в Усть-Камчатском районе. При том, что площадь Японии меньше площади Камчатского края.

– Константин Юрьевич, Вы рассматриваете для строительства район мыса Левашова?

Район мыса Левашова, как место строительства порта, рассматривался еще до перестройки. В советское время там затевалась резервная база ВМФ. Были проведены всесторонние исследования, сделано положительное заключение экологов. Но, жаль, не успели – страна развалилась. А порт западной Камчатке нужен. И нужен давно.

Представляете, в какой степени изменилась бы ситуация на рынке труда в Усть-Большерецком районе, если бы рыбные предприятия были загружены работой круглый год? Численность населения бы увеличилась, пустующие квартиры – обживались, загрузка школ и детских садов возрастала бы, а это – дополнительное привлечение финансирования. Чем больше людей – тем эффективнее работа всех сфер обеспечения жизнедеятельности человека – торговли, общепита, предприятий быта и т.д. И край бы получал от нас дополнительные налоги от возросших объемов производства.

Благодаря порту можно наладить круглогодичный оперативный выпуск и сбыт охлажденной рыбной продукции. Здесь же, на месте, организовывать смену и пересадку экипажа промысловых судов. Нельзя не отметить, что в значительной степени снизится нагрузка на дорогу регионального значения «Усть-Большерецк – Петропавловск-Камчатский», по которой в настоящее время провозится до 1000 тонн различных грузов в обоих направлениях.

Камчатке, со всех сторон окруженной водным пространством, порт стратегически необходим!

- И, наверное, не только рыбникам?..

- Не только, но и газовикам, дорожникам, строителям, геологам, энергетикам, которым порт обеспечит экономичную транспортировку грузов.

Интервью 1

 

- Насколько известно, идея строительства многофункционального порта-ковша на западном побережье Камчатки оформлена в инвестиционный проект. С ним можно ознакомиться?

- Конечно! Это не секретная информация, она находится в открытом доступе. Найти ее и ознакомиться с ней можно на Инвестиционном портале Камчатского края investkamchatka.ru. Можно и с нами связаться, задать вопросы или даже предложить сотрудничество. Мы открыты для диалога с населением, потенциальными партнерами, инвесторами – российскими или иностранными.

Строительство порта даже по международным меркам – очень крупный проект, и не может рассматриваться только как региональный. Требуются инвестиции. Его реализация позволит повысить привлекательность и поднять уровень экономики не только района, но и региона в целом. 

 

- Константин Юрьевич, на том же Инвестиционном портале есть проект строительства торфомусороперерабатывающего предприятия в Усть-Большерецком районе. Его назначение – переработка твердых бытовых отходов и торфа, который планируется добывать на Митогинском месторождении.

- Да. Проект был разработан еще в 2010-м году. Тогда же, а затем 6 лет спустя, он был предложен двум российским потенциальным инвесторам, но в силу различных обстоятельств сотрудничество не получило продолжения.

- А сегодня, кажется, намечаются подвижки. И, знаете, эта тема обсуждаема. Причем у проекта есть как сторонники, так и противники. Неравнодушные жители обеспокоены – не нанесет ли добыча торфа вред экологии и рыбному потенциалу Камчатки?

- Добыча торфа и его дальнейшая переработка даст нам новые экологичные дешевые источники энергии при полном отсутствии какой-либо угрозы для окружающей среды и водных ресурсов в частности! Это я могу ответственно заявить. А обеспокоенность, наверное, понятна – новое зачастую пугает, а при отсутствии специфических знаний – тем более. 

Интервью 5

 

- Расскажите, пожалуйста, про технологию добычи торфа.

- Она проста, предполагает только изъятие торфа экскаваторным способом на месторождении и доставку автомобилями на специально оборудованные площадки, с тем, чтобы стекла лишняя болотная вода. А ее в торфе,  как известно, до 90%. Даже если после разработки месторождений появятся болотные котлованы, вода из которых будет попадать в нерестовые речки, это не страшно. Дело в том, что, например, семга любит болотные речки. Да и сам торф Митогинского месторождения особенный – он не имеет включений вулканических выбросов, а значит, и вредных остатков не будет. Только земля, песок и глина. Кстати, из митогинских болот вытекают две речки – Амчагача и Начилово, и лосось там себя прекрасно чувствует. Это вам расскажет любой житель Усть-Большерецкого района.

На месте полученного карьера образуется водоем. К слову, у нас в районе 13 карьеров после изъятия песчано-гравийной смеси для строительства трассы газопровода. Некоторые с водой. Что в этом экологически вредного и как это отразилось на лососе? А сколько разговоров было о строительстве газопровода! Какие только не выводились прогнозы! А ведь газопровод был нужен людям – жителям Камчатки! Он прошел почти через двести рек, речек и ручейков, сплошь рыбных. И это было гораздо большее вмешательство в экологию, нежели при добыче торфа. А что в итоге? А в итоге в 2018-м году к этим двумстам водоемам подошло небывалое, рекордное количество лосося в объеме свыше 400 тысяч тонн!

Развитие новой отрасли не навредит существующей! А вот две развитые отрасли… Ну разве стоит объяснять, что это значит?

- Имеются ли какие-то экологические заключения, обоснования проекта?

- Вы, скорее всего, имеете в виду экологическую экспертизу, оценку. Ее проведение обязательно, если речь идет о проекте, который связан с воздействием на природу. Эта процедура – правило в любой стране, и в Российской Федерации также предусмотрена законом. Когда проект получит развитие, экологическая оценка будет проведена независимым научным учреждением, имеющим на то полномочия и лицензию. И, конечно, опять-таки, в рамках закона, на территории Усть-Большерецкого района будут проведены публичные слушания.

Что касается Митогинского месторождения торфов, скажу, что это месторождение единственное на Камчатке изучено, поставлено в государственный реестр и рекомендовано к освоению еще Советской наукой, к которой, лично у меня, сохраняется доверие. Более того, в 2007-м году камчатские ученые Георгий Яроцкий, Азиз Алискеров, Юрий Бурмаков и Александр Орлов  издали научный труд «Минерально-сырьевой потенциал Камчатской области». В нем – подробное описание Митогинского месторождения и выводы о целесообразности использования такого ресурса, как торф в условиях экономики Камчатки.

«Особенно эффективно возможно решать с помощью торфяной энергетики многие проблемы для отдаленных от региональной энергетической сети населенных пунктов. В первую очередь, это касается западной Камчатки при условии комплексного освоения данного многоцелевого сырья. Камчатка, располагающая громадными ресурсами углеводородов, обязана перейти на местные источники получения энергии и стать в этом отношении самодостаточным регионом», – подчеркнули в своем труде ученые. Кроме того, в нем указано, что мониторинг лососевых рыб, производившийся сотрудниками ТИНРО в районе Апачи в начале 90-х годов, показал, что видовое разнообразие и количество лососей, идущих на нерест по р. Плотникова, не зависит от масштабов и интенсивности осушения прилетающих к реке болот, а также от объемов извлекаемого торфа. (http://rykovodstvo.ru/exspl/56753/index.html?page=9).

 

- Каков объем запасов торфа Митогинского?

- Порядка 300 миллионов тонн. И, что самое интересное, это возобновляемое углеводородное сырье. Там, где после добычи останется водоем, спустя годы вновь образуется торф.

- Константин Юрьевич, известно, что заинтересованные в инвестпроектах уже есть – в конце прошлого года на вас «вышли» инвесторы из Китая. У них действительно серьезные намерения?

- Мы ведем переговоры. В конце 2018-го года прошло 3 встречи с представителями компании «KR-Индустрия» на уровне района и края. Губернатор Владимир Иванович Илюхин знает об этих проектах и поощряет нашу работу в направлении их реализации. Правительством Камчатского края поддерживаются проекты, нацеленные на развитие инвестиционного потенциала региона и улучшение социально-экономического положения его жителей, если они осуществляются в рамках действующего законодательства Камчатского края и Российской Федерации, а также с учетом всех установленных экологических норм и требований.

- Что предполагается производить на перерабатывающем заводе?

- В технико-экономическом обосновании указано, что завод рассчитан на переработку бытового мусора от четырех районных поселений в полукокс, с получением сопутствующих продуктов, востребованных на рынке, а также торфа, из которого можно получать полукокс, синтетическую нефть, заменитель природного газа.

Кстати, позвольте развенчать миф о том, что торф планируется вывозить в Китай – ввоз торфа в Поднебесную запрещен законом. Вот так. И я это лично прошел, когда хотел официально провезти чемодан торфа с Митогинского месторождения в Китай для оценки возможности строительства одной из китайских компаний модуля для переработки торфа методом пиролиза. На границе мой чемодан с торфом таможенники КНР просто изъяли с тем, чтобы уничтожить его методом сожжения.

 

Интервью 7

 

- Ну и в заключении, Константин Юрьевич, интересна Ваша личная позиция в отношении этих проектов, как руководителя и как жителя Камчатки.

- Я сам являюсь разработчиком этих проектов. И создавались они на благо. Я глубоко убежден, что руководитель любого ранга должен думать, как улучшить ситуацию в вверенном ему регионе, муниципалитете, предприятии. Если меня, как руководителя самого рыбного района края, впрочем, как и других глав муниципальных образований, напрочь отодвинули от возможности воздействовать на ситуацию с рыбными ресурсами, и более того, согласно ст. 102 Налогового Кодекса Российской Федерации, я не имею права знать что там у нас с налогами на рыбных предприятиях, работающих в районе, то очевидно – надо что-то придумывать. Необходимо задействовать дополнительный потенциал, чтобы район богател и процветал, а не «загибался» и деградировал. В 1992 году в районе проживало 16 тысяч человек, а сейчас только 7 тысяч. Чтобы люди не уезжали из района, а наоборот приезжали сюда, необходимо создавать благоприятные, привлекательные условия! А как это сделать без денег, без налогов?

Я сам рыбак. Без малого 20 лет трудился в морях. Как я могу быть против рыболовства, против сохранности и защиты водных биоресурсов?

Вся моя жизнь связана с Камчаткой. Жена моя родом из Соболева. Здесь у нас родилось три дочери и шесть внуков. Уезжать не собираемся, наоборот строим планы, связанные именно с Камчаткой. И поверьте, мне будет стыдно, если что-то я сделаю не так.